Стихи Славы

про нас || новости || афиша || фотографии || истории || страничка оли || страничка славы || аудио || ссылки || гостевая || пишите






* * *
Я пою, а ты внимаешь внятно, и мне твое внимание приятно...


* * *
О, духа творение! Одухотворение!
	
	
* * *
Ну, вот и снег. Смотрите, как светло!
И миру возвращается невинность.
И после ночи бесконечно длинной,
Смотрите, сколько снега намело!

А я гляжу в окно. Не узнаю
Мой старый двор, где новый снег нападал.
И скрыл последнее вторженье листопада
В обыденность и будничность мою.
  
 
* * *
Чай остыл. Часы устали
Отбивать секунды в такт.
Первый снег почти растаял.
Ветер вязнет в проводах.

Что за глупая причуда
Ждать с работы как с войны
Мужа? Ждать тебя не буду.
И не чувствую вины.

Растворюсь в холодном чае.
Не грусти и не скучай.
Ты вернешся весь печальный
И, случайно,... выпьешь чай.
 
 
* * *
Ну, вот опять я не могу согреться.
Стареет вечер, звезды холодны.
А из груди выпрыгивает сердце.
И, вроде бы, недолго до весны.

И, вроде бы, она уже настала,
Но холод приютился у земли.
И март остановился в двух кварталах,
Как блудный сын, ушедший из семьи.

И хочется сказать, что все, не буду
Носить пальто и обувь на меху.
Но знаю, что весенняя простуда
Грозит. И я здоровье берегу.

И жду, что прилетят из Крыма птицы,
Чтоб обозначить щебетом весну.
И я пойму, что мне уже не спится,
И, правда, до рассвета не усну...
 
 
* * *
Запах города. Гарь и бензин.
И внезапная свежесть аллеи.
Утопают дороги в грязи.
На газонах тюльпаны аллеют.

Маме тридцать. Прическа до плеч.
Летний день. Сарафан на бретелях.
Как мне в памяти это сберечь?
Фотографии быстро желтеют...

Город прошлого. Школа. Кино.
И морожко за двадцать копеек.
И влетал беспардонно в окно
Горький запах февральской капели.

Время сглаживает имена
Со стены в неуютном подъезде.
Ведь ночами сидели без сна,
Под гитару баюкали песни.

Мы слепили свой тоненький мир
Из нешкольных зачитанных книжек.
Из таких одноликих квартир
Мы совсем непохожими вышли.
 
 
ПЕСНЯ  ДОМАШНЕЙ ПТИЦЫ

Сижу на жердочке, чирикаю в рассвет.
А за окном занудно квакают вороны.
И ночь проходит, развевая балахоном.
И ворон щурится у ведьмы в рукаве.

Слетаю с жердочки, клюю свое пшено.
Встает хозяйка, насыпает в клетку корма.
А за окном в небес сырое полотно
Взлетают птицы, вольно и проворно.

А прошлою весной, на праздник птиц,
Как раз, когда скворцы вернулись с юга,
Передо мной открылась клетка, и - лети! -
Апрель, свобода, стая,.. голод, вьюга...

Я все же оставался глух и слеп,
Весна манила солнечной погодой.
Но что я буду делать со свободой?
Ведь я не пробовал клевать с асфальта хлеб...

Сижу на жердочке, чирикаю в рассвет...
 
 
ДВА В ОДНОМ

Два в одном: весна в зиме
Как непрошенная гостья.
Значит, время перемен,
Оттого и не спалось мне.

Середина февраля.
Дождь струится ниоткуда.
Где-то около нуля
Подхватил февраль простуду.

Меланхолией больна.
Не живу, а выживаю.
Неотложная весна
Словно рана ножевая.
 
 
* * *
Давайте верить в бесконечность счастья,
И улыбаться каждому рассвету,
И замирать в объятиях любимых
У каждого заката на устах.
Воспитывать детей, сажать деревья,
И негодяев призывать к ответу,
И радоваться каждой новой песне,
Быть может, проживем тогда до ста.

И знать: когда беда падет на плечи,
Мы будем вместе, значит, будет легче
Пройти определенный Богом путь.
Но время лечит, вера воскресает.
Ее-то нам как раз и не хватает, 
Ее-то нам как-раз не обмануть...
 
 
31 ДЕКАБРЯ 2000 ГОДА
Ну, вот он, снова у реки 
Серебрянный покров.
И хочется слагать стихи,
И не хватает слов.
И давит атмосферный столб,
А крылья не растут.
А где-то город, ровно сто
Дорог к нему ведут.

И падал снег. И верил бог
В творение свое.
А в прошлой жизни этот бог
Был просто воробъем.
А в прошлой жизни этот снег
Был дождичком в четверг,
А в новой жизни этот снег
Растает через век.

Ну, вот он, снова у реки 
Серебрянный покров.
И хочется слагать стихи,
И не хватает слов.
И падал бесконечный снег
В двенадцать без пяти...
А завтра будет новый век,
И вечность впереди...
 
 
* * *
Я зарываюсь в тишину,
И, отрицая звуки,
Ловлю на "ах" всего одну
Привязчивую мысль,
Что как бы ни был далеко
Тот самый миг разлуки,
Но будут встречи, а из них
И состоит вся жизнь.

Вот потому-то каждый взгляд
Так бесконечно долог,
И дорог наш семейный лад,
И горечь от простуд.
Я подберу себе роман 
С непыльных книжных полок,
И, с каждой новою главой,
Ты ближе на версту.
 
 
* * *
	Я камни превращаю в облака...
			Зоя Гарина

Слишком облачно. Беспросветно.
И откуда взялись облака?
Умирает листва без ветра.
Ветра, ветра нам! А пока
Я в камни превращаю облака.

Будто в ночь превратился полдень,
И светило у потолка.
Облака по весне не в моде.
И работа моя не легка - 
Я в камни превращаю облака.

Не играют в песочнице дети,
В будке мрачно скулит Полкан.
Чтобы день был и ярок и светел
Нам бы ветра сюда, а пока
Я в камни превращаю облака.
 
 
ОБОЛЬЩЕНИЕ

Расстаемся на развилке,
Разойдемся неспеша.
Собирай мечты в копилке,
Чтобы помнила душа.

Чтоб она в груди горела,
Бесконечна, широка,
Обними меня, несмелый,
Чтобы помнила рука.

Вот и сладкая черешня
На дороге у моста.
Поцелуй меня, безгрешный,
Чтобы помнили уста.

Расстаемся на развилке, 
Где черешня у моста.
Ты люби меня, мой пылкий,
Словно Библию листай.
 
 
ПОНИ
Пони девочек катает. Пони мальчиков катает.
Пони бегает по кругу, и на всех его хватает.
Где-то надо улыбнуться, где-то - вызвать умиленье,
Возле кочки не споткнуться и не въехать в муравейник.

Словно лошадь скаковая пони прядает ушами,
Словно лошадь ломовая пони пашет на износ.
Он везет свою тележку, он приветлив с малышами,
Только стар наш добрый пони, и печалится всеръез.

Отчего же он печален? Мир вращается по кругу:
Клен, песочница, качели, и мороженщик в пальто.
Жизнь вращается по кругу: утро, сено, старый скверик...
Вспоминает он, как в детстве глупо бегал за хвостом.
 
 
ВТОРАЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ ЯНКЕ
Баю-бай, спокойной ночи.
Заглянул к нам, между прочим,
Сонный лунный человечек,
И накинул плед на плечи.
Только лишь наступит тьма,
У него сюжетов тьма
Из копилки сновидений.
Человечек лунный - гений.

Дни проходят друг за другом.
Месяц дорастет до круга.
Всем бессонницу излечит
Сонный лунный человечек.
Звездной пылью окропит
Горизонт в ночной степи,
И помашет нам: "До встречи!"
Сонный лунный человечек.
 
 
* * *
Застукав нас за чашкой чая,
Часы мне засчитали треть,
И тикают, напоминают, 
Что надо многое успеть.
Снежинку стаять на ресницах,
Идти вперед и напролом,
И улетающую птицу
Поймать за синее крыло.

Из полусна, из ниоткуда
Случайно зацепить строку,
И Бога восхвалять за чудо,
Что рифмовать ее могу.
Растить детей, варить варенье,
В конце концов построить дом,
И на скамейке старой, древней
Погоревать  том, о сем.

И дальше жить, и не отчаясь,
Быть частью этой суеты,
И угощать зеленым чаем 
Тех, с кем давно уже "на ты".
Испечь пирог, сварить варенье,
С забытых полок пыль стереть,
И всем врагам на удивленье
За жизнь ничуть не постареть.

...............................................
Никак не мирятся сомненья,
Все не сбывается мечта.
Но ты попробуешь варенье,
И скажешь просто: "Красота!"
 
 
* * *
Я буду верить в подлинность весны,
И в честность долгожданного светила.
Я лучик солнца, хвостиком блесны,
На дно стеклянной вазы положила.

И в шкаф. И сверху книгою прикрыть.
Оставить щелку, чтоб не задохнулся.
И лучик этот в вазе будет жить
До той поры, пока снега проснутся

И посепешат вдогонку февралю,
А там уж март, апрель, цветы, поэты...
Я в вазе лучик солнечный храню,
Вот потому и наступает лето.
 
 
* * *
Говоришь мне, что невыносима.
И не надо меня выносить.
Я уйду добровольно, красиво,
За окном будет дождь моросить.

И устроюсь в наташкиной кухне,
Где заврочный чайник пузат.
В одиночестве муж мой пожухнет,
Станут грустными мужьи глаза...

Мы с Наташкой обсудим вопросы,
Полистаем журнал, помолчим,
Соскребем потихоньку с подноса
Догоревший огарок свечи...

Я, конечно, вернусь, я не злая,
В бороду поцелую, и в нос...
Об одном лишь тебя умаляю:
Ну, не ставь ты свечу на поднос!
 
 
* * *
Вечер строг, но нескромен.
На улочке узкой и длинной
Не спасешься от ветра,
Приют от дождя не найдешь.
А в слепое окно 
Так печально пыхтит про малину
Из распахнутой сказки
Туманный коричневый еж.

Он чуть-чуть постарел.
Он - гонец из вчеранего детства,
Он безумно устал
Быть все время у всех на устах.
Почему так люблю
Можжевеловой веткой согреться,
И из банки с вареньем
Живую малину достать?

Может, в самом конце
Этой странной, талантливой сказки,
Что в простом диалекте
Имеет название "жизнь",
Незнакомый мне пес
Будет вежлив со мною и ласков,
А случайный прохожий
Подставит мне спину: "Держись!"
 
 
* * *
Я уже не уйду. Я оставила туфли в прихожей.
И повесила шляпу, пальто поселила в шкафу.
Ты не бойся, смотри: мы с тобою безумно похожи - 
Понимаем друг друга с полуслова, минуя строфу.

Я уже не уйду. Я мгновенно вросла в эти стены.
Мой божок, не стесняясь, прижился в твоем тайнике.
Ты желаешь, чтоб был этот дом, как всегда неизменным,
Будь спокоен, не трону ни пылинки в твоем бардаке.

Я уже не уйду. Я пришла, чтоб варить черный кофе,
Чтоб кормить попугая, цветы поливать на окне.
Твой обычный уклад неизменно ведет к катастрофе.
Исправлять положение выпало именно мне.
 
 
ПРОГУЛКА
(картина Марка Шагала)

Ты помнишь? Вторник ли, среда?
Был чудный день в апреле.
В ботинках хлюпала вода,
Скворцы на ветках пели.

Был город юн, был юн старик
На лавочке у парка.
И зайчик солнечный проник
К цветочнице под арку.

Какой был нежный ветерок!
Какое было небо!
Я шла к подруге на пирог,
А ты бежал за хлебом.

И мы столкнулись на углу,
И разойтись не смели.
А рядом дворник спину гнул,
Не замечал апреля.

Гулять до вечера! Дышать
Озоновым весельем!
И в омут бросилась душа,
И ландыши белели.

И целый вечер впереди,
И хороша прогулка.
И вот моя рука - летим!
Над миром этим гулким.
 
 
* * * 
Смотрит солнце желтым глазом
На опавших листьев кучи.
Это осень. Вот зараза!
Ветер, дождь, простуда, тучи.

Обнаженные деревья
Листья голые корячат.
Я б уехала в деревню.
Но останусь. Это значит,

Что опять грозится осень
Бросить мне под ноги небо.
Под окном галченок просит
То ли солнца, то ли хлеба.

Но ни солнца и не крошек
Не получит. Только ветер...
Ну, а лето - это в прошлом.
Как же трудно жить на свете!
 
 
* * *
Я боюсь наступленья осени,
Ведь за нею придет зима.
Шелестят на балконе простыни,
Чтобы нас во сне обнимать.

А пока - середина августа,
И от яблок нам спасу нет.
И так сладко чернильная ночь густа,
Только вкус разобрать сумей.

Я боюсь наступленья осени, 
Не хочу расплескать тепло.
А оно, как бельчонок брошеный,
Прямо в руки само стекло.